Замечание к замечанию

Как проповедник человеческой ипостаси у Христова человечества «уличил» переводчиков.  .

Источник: https://kiprian-sh.livejournal.com/529919.html

«Замечание к одному хрестоматийному переводу.
Необходимо уточнить ставшую хрестоматийной (проникшей во множество текстов, включая Догматику прот. Олега Давыденкова) «цитату» из сочинения Леонтия Иерусалимского Против несториан, V, 29:
«Христос не обладает человеческой ипостасью, которая, подобно нашей, отличается от всех существ того же рода, или других родов, Он обладает ипостасью Слова, являющейся общей и для Его [человеческой] природы, и для Его [Божественного] естества, которое больше [Его человечества], и неотделимой от них»[1].

Текст можно понять так, что человеческой ипостасью не обладает ипостась Христа (сказать: «Христос не обладает человеческой ипостасью», — значит сказать: «Ипостась Христа не обладает человеческой ипостасью»), что было бы странно, ибо ипостась может иметь природу, но не ипостась, а природа может иметь ипостась, но не природу.И на самом деле у Леонтия говорится не совсем так, как говорится в «цитате». По Леонтию не обладает обособленной (ιδιάζουσαν) человеческой ипостасью не Христос, а «человек во Христе» (ἔπι Χριστοῦ ἄνθρωπος)[2], то есть: воспринятая в ипостась Логоса человеческая природа не имеет отдельного существования.»



Если на это возразить сказав, что отсутствие у человеческой природы отдельного существования, то есть, обособленного бытия тождественно отсутствию у неё собственной ипостаси — все равно что ничего не сказать. Ведь хотя это интуитивно подразумевается и вытекает из самих слов Леонтия Византийского, но не совсем одно и то же для данного критика.  Поэтому для подтверждения своих слов необходимо обратиться к авторитету святых отцов. Преподобный Иоанн Дамаскин повторяет слова Леонтия и уточныет их смысл: - "Посему, будучи Сыном, Он снова стал Сыном - ибо, будучи Сыном Бога Отца, Он стал Сыном Человеческим, из двух природ одной сложной ипостасью. Ибо, будучи восуществленной ипостасью, Он воспринял воипостасную природу, начаток нашего устроения. «Воипостасную» же мы говорим не в том смысле, что она существует самостоятельно или имеет собственную ипостась, но в том, что она существует в ипостаси Слова." Ведь понятно, что если бы эта плоть существовала самостоятельно, то существовала бы не в ипостаси Слова, не стала бы Им, то была бы только сыном Марии, земным человеком, очередной человеческой ипостасью, коих множество. И Дева Мария не стала бы Богородицей и не осталась бы Девой, и  никакого воплощения Бога Слова не совершилось.   Преподобный Иоанн продолжает: - "Ибо она одновременно и плоть, и плоть Бога Слова, одновременно разумная одушевленная плоть и разумная одушевленная плоть Сына Божия, при различии природ, никоим образом не устраняемом из-за соединения - ведь те, из коих один Христос и Господь, остались непревратны и неизменны, но сошлись неслитно и нераздельно в одну сложную ипостась — ибо мы утверждаем ипостасное соединение. Ипостасное же соединение сохраняет различие сочетавшихся сущностей и соблюдает единство лица. Ведь если Слово не единосущно плоти, но и не отдельно от соипостасного Ему [начала], то непозволительно говорить ни об одной Его природе, ни о двух ипостасях — ибо это приводит к множественности ипостасей. Ибо единосущное означает единое и тождественное по сущности, но различное по ипостаси, и, наоборот, разносущное [означает] по ипостаси тождество, а по природе различие соединенных" Ведь если эта плоть "не отдельно от соипостасного Ему [начала]", а начало Его ипостаси безначально, то это может означать только одно, что эта плоть существует в безначальном Слове, и потому стала Богом, а Бог человеком, в силу ипостасного соединения в ипостаси Бога Слова.
А выражение «Христос не обладает человеческой ипостасью» вполне применимо против тех, кто мыслит о Христе в двух ипостасях. Но у отцов это отрицание означает и то, что о Христе в принципе нельзя говорить как о человеческой ипостаси, в силу того, что Его Божеская ипостась и по воплощении осталась неизменной, Божеской, и это неизбежно приводит к ереси несторианства, о чем пишет преподобный Иоанн Дамаскин в исследуемой цитате "Ведь если Слово не единосущно плоти, но и не отдельно от соипостасного Ему [начала], то непозволительно говорить ни об одной Его природе, ни о двух ипостасях — ибо это приводит к множественности ипостасей. Ибо единосущное означает единое и тождественное по сущности, но различное по ипостаси, и, наоборот, разносущное [означает] по ипостаси тождество, а по природе различие соединенных" То есть, в силу существенного различия Слова с плотью, и что плоть неотделима "от соипостасного Ему [начала]", нам  "непозволительно говорить" что Христос есть одновременно как Бог - Божественная ипостась, так и как человек - человеческая ипостась — "ибо это приводит к множественности ипостасей" .   Преподобный Иоанн Дамаскин здесь имеет в виду следующее: "Природу и природу никогда не назовут одной природой — но, может быть, одной ипостасью. И ипостась и ипостась — не одной ипостасью, но одной природой" (Послание лжеепископу Дары, Яковиту);  и "Как невозможно, чтобы природа и природа были одной природой во Христе, так невозможно и чтобы ипостась и ипостась были одной ипостасью." (Слово о вере против несториан)

Греческий оригинал Томоса о передаче Киева

оказывается, найден и опубликован:

http://www.drevnyaya.ru/vyp/2017_2/part_9.pdf
В. Г. Ченцова СИНОДАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ 1686 г. О КИЕВСКОЙ МИТРОПОЛИИ

самое интересное:

а) По икономии
В соответствии с присланными грамотами, поставление (хиротония) киевских митрополитов отныне должно было осуществляться московским патриархом: «δοθῆναι ἄδειαν... χειροτονεῖν» – «давати волю... хиротонисати» митрополита в Москве; «ἵνα ἡ ἁγιωτάτη ἐπαρχία Κιόβου εἴη ὑποκειμένη ὑπὸ τοῦ ἁγιωτάτου π(ατ)ριαρχικοῦ θρόνου τῆς μεγάλης κ(αὶ) θεοσώστ(ου) πόλεως Μοσχοβί(ας)» – «да святейшая епархиа Киевская будет подлежащая святейшему патриаршескому престолу великого и богоспасаемого града Москвы»; «κ(αὶ) γινώσκειν ἐκεῖνον γέροντα κ(αὶ) προεστῶτα αὐτοῦ» – «и познавати онаго (московского патриарха. – В. Ч.) старейшаго и предстателя своего»; «ἡ ὑποταγὴ τῆς μ(ητ)ροπόλ(εως) ταύτης Κιόβου ἀνετέθη...» – «покорнства сей митрополии Киевской подложися...» московскому патриарху; «κ(αὶ) διὰ γραμμάτ(ων) συστατικῶν πέμπειν τὸν ἐκλεχθέντα εἰς τὸν κατὰ καιροὺς π(ατ)ριάρχην Μοσχοβί(ας) κ(αὶ) λαμβάνειν παρ'ἐκείνου τὴν χειροτονίαν ἢ μετάθεσιν...» – «и чрез грамоты утвердительныя посылати избраннаго по времени сущу прислучившемуся патриарху Московскому и восприяти от него хиротонию или преложение...».

В синодальной грамоте о Киевской митрополии и в решении, определяющем порядок избрания киевских митрополитов, подчеркивается, что право поставления на киевскую кафедру передавалось предстоятелю московского престола «τρόπῳ συγκαταβατικῷ» или «κατ’οἰκονομίαν», «по икономии» (в русском переводе «образом снисходительным» или по «сьнисхождению») во имя устроения церковных дел: «...κ(αὶ) διδόντος οἰκονομικῶς ἐκείνῳ τὴν τοιαύτην ἄδειαν» («подающу со смотрением ему сицевую волю»).


б) Поминовение константинопольского патриарха «впервых»
рукополагаемые московскими патриархами киевские митрополиты должны были поминать первым константинопольского патриарха и лишь после него – московского: «...доспоминает впервых пречестное имя вселенского патриарха, яко сущу источнику и началу и предвосходящу всех, иже повсюду при селении и епархии, потом патриарха Московского, якоже старейшаго своего...» («...μνημονεύσῃ ἐν πρώτοις τοῦ σεβασμίου ὀνόματος τοῦ οἰκουμενικοῦ π(ατ)ριάρχου, ὡς ὄντος πηγὴ κ(αὶ) ἀρχὴ κ(αὶ) ὑπερκειμένου πάντων τῶν πανταχοῦ παροικιῶν τε κ(αὶ) ἐπαρχιῶν, ἔπειτα τοῦ π(ατ)ριάρχου Μοσχοβί(ας) ὡς γέροντος αὐτοῦ...»).

Формулировки имевшихся прав и «привилий» Константинополя в сопровождающих синодальное решение документах даются весьма неопределенные. Именно в таких неопределенных и расплывчатых выражениях передает их и переводчик Посольского приказа: от константинопольского патриарха «вся благая в концы вселенныя подаваются, и источник всем суще»; «токмо во еже хранитися чести окрест вселенского престола, и да не будет пренебрегание и лишение весьма в своих привилиях»; «долженствует по правилом воспоминати ево (константинопольского патриарха. – В. Ч.), овое же памяти ради древних привилий вселенского престола»; «(константинопольскому патриарху. – В. Ч.) сущу источнику и началу и предвосходящу всех...».

Именно константинопольский патриарх Иеремия II (Транос) как первый по достоинству среди других патриархов и глава некогда, до признания автокефалии восточно-русских епархий, единой Киевской митрополии, от своего имени и от имени собора восточного духовенства утвердил грамотой учреждение в России патриаршества [Regel, № 5, p. XCVIII–CIV, 85–91; Фонкич, 2003, с. 377–399]. В этой грамоте в близких выражениях указывалось, что константинопольский патриарх является «предстоящим» и «началом» для московских, которые должны поминать его имя и имена остальных восточных патриархов2 Русский перевод грамоты об учреждении патриаршества в России был издан московским патриархом Никоном в «Кормчей» в 1653 г. В нем достаточно точно передана суть греческого текста, присланного от патриарха Иеремии: «...яко да новоставленый московский господин Иов патриарх и именуется патриарх, и сочитается с прочими патриархи, и имат чин ипамять по патриарсе иеросалимском, должен сый поминати имя наше и прочих, и начало свое, и первый имети и непщевати апостольский престол константинопольский, якоже и прочии имеют патриарси».

Однако в данном случае речь шла о поминовении патриархом, а не митрополитом, и поминовение константинопольских патриархов перед московскими в Киевской митрополии, на которое указывают документы 1686 г., является отсылкой не только к идее церковного первенства чести Константинопольской кафедры, на котором издавна настаивали греческие власти, но и к традиции рассматривать московскую церковную кафедру как «младшую» по отношению к константинопольскому престолу, которому она ранее была подчинена.

Более того, обнаруженный греческий текст синодального решения в отличие от присланных с ним писем еще отчетливее подчеркивает сохранение власти константинопольского патриарха, оговаривая это при указании на то, как проходит поминовение в то время, когда в Киевской епархии («ἐν τῇ παροικίᾳ ταύτῃ») митрополитом приносится «безкровная жертва», то есть совершается таинство Евхаристии: имя вселенского патриарха поминается «впервых», поскольку он является «источником и началом», и ему «подлежат всюду все приходы и епархии» («καὶ ὑπερκειμένου πάντων τῶν πανταχοῦ παροικιῶν τε καὶ ἐπαρχιῶν»). В русском переводе этот пассаж превратился в довольно неопределенное «и предвосходящу всех иже повсюду при селении и епархии...», что не вполне, как представляется, отвечает смыслу греческого подлинника, указывающего на сохранение на всей территории митрополии духовной власти того, кто является «началом».

В документах, впрочем, ничего не говорится о временном характере переподчинения киевской кафедры: в них (в частности, в постановлении о порядке избрания митрополита) подчеркивается, что речь идет об обычае митрополичьего «избрания сего будущему», «егда нужда будет и прилучится», то есть в случае, если Киевская митрополия будет лишена архиерея («...ἠνίκα χρεία γένη(ται)... ὁπηνίκα ἂν συμβῆ μ(ητ)ροπολίτου Κιόβου παρὰ τῶν ὑποκειμ(ένων) αὐτῇ ἀναφαίρετον ποιοῦσα κ(αὶ) ἐπιβεβαιοῦσα, ἵνα ἡνίκα ἂν ἡ ἐπαρχία Κιόβου ἀμοιρῆ ἀρχιερέως...»; в синодальном решении: «ἡνίκα παραμπέση χρεία...»).

В то же время содержащееся в письме Дионисия царям указание на то, что право поставления на Киевскую кафедру дано московскому патриарху «и впредь по нем будучим святейшим патриархом» («καὶ οἱ μετὰ τοῦτον πατριάρχαι ὁμοίως»), не было включено в текст самого синодального решения. Таким образом, разосланные патриархом «дополнительные» письма могли отличаться от принятого синодального постановления, куда некоторые положения, видимо, намеренно не были внесены. К. И. Ветошников в своих терминологических комментариях указывает, что право хиротонии киевского владыки «не было утверждено как прерогатива патриарха Московского», а «продолжительность этой концессии не упоминается вообще, только отмечено, что “и патриархи после него” будут иметь это разрешение, без добавления “все” и указания, что это положение является постоянным и окончательным, как это систематически указывается в патриарших актах» [Vetochnikov, 2016, p. 39, 41]. Отсутствие какого-либо указания на преемственность права хиротонии киевских митрополитов в самих синодальных решениях, как представляется, подкрепляет это наблюдение К. И. Ветошникова, который, как и ранее В. М. Лурье, подчеркивал, что поминовение митрополитом вселенского патриарха на первом месте свидетельствовало о том, что именно он оставался каноническим патриархом для киевских владык.

По мнению К. И. Ветошникова, принятые формулировки позволяли в будущем, когда нужда в поставлении православных архиереев на киевскую кафедру вдали от Константинополя из-за военных действий отпадет, вернуть епархию в лоно Константинопольской церкви подобно тому, как это было сделано в 1792 г., когда Антиохийскому патриархату была возвращена Алеппская митрополия [Vetochnikov, 2016, p. 39–41].


Изложение подобного порядка поставления приведено и в письме патриарха Досифея царям: «...καὶ ἢ πρὸ τῆς χειροτονίας τοῦ μ(ητ)ροπολίτου πεμφθῇ γράμμα εἰς τὴν Κωνσταντινούπολιν διὰ ἔκδοσιν, ἢ μετὰ τὴν χειροτονίαν πεμφθῇ γράμμα πρὸς εἴδησιν, οὐδὲν διαφέρει, μόνον νὰ μνημονεύῃ τὸν Κωνσταντινουπόλεως καὶ νὰ εἶναι ἐπαρχία μὲν τοῦ Κωνσταντινουπόλεως ἐπιτροπευομένη δὲ παρὰ τοῦ ἁγιωτάτου πατριάρχου Μοσχοβίας...» (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. № 668. Л. 2 об.). Русск. пер.: «...и аще прежде хиротонисания митрополита послана будет грамота в Царьград ради отпустителные грамоты, или по хиротонисании послана будет грамота к ведомости, ни в чем не рознится, токмо да воспоминает костянтинополского, и да будет епархия убо костянтинополского намесничествующая же от святейшаго патриарха московского» (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1687 г. Д. 3. Л. 57; АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 5. С. 156–157)


(д.А. Кураев: тут добавлю от себя: греческий оригинал патриаршего послания именует московского патриарха епитропом (русский перевод ἐπιτροπευομένηм передает как намесничествующая). Епитроп (греч. επίτροπος - "представитель"; в официальных русскоязычных материалах Иерусалимской Православной Церкви переводится как местоблюститель) - полномочный представитель. В Греческих Церквах так называются специальные предстоятельские представители: церковно-дипломатические посланцы, настоятели или викарии, главы комитетов.https://drevo-info.ru/articles/14208.html).)


Обыкновенно, образование которым заведуют такие представители именуется соответственно епитропией - "представительством" (в зависимости от контекста может также переводиться как "настоятельство", "комитет"/"комиссия", "подворье", "викариатство", "попечительство", "управление"). Однако бывает и иначе - например, Иерусалимские представители при патриархе Московском и всея Руси по-гречески называются "епитропами", а само подворье - "экзархией". В мирском употреблении среди греков XIX-XXI века епитропия является учреждением общинного самоуправления - выборной комиссией депутатов.

Использованные материалы)

в) Сохранение «древнего обычая»

Вселенский патриарх согласился на осуществление поставления киевских митрополитов московскими патриархами на определенных условиях, предполагающих соблюдение привилегий, закрепленных за Киевской митрополичьей кафедрой, и обозначенных в соборном деянии как «добрый» и «древний обычай», «обычай... обыклый» («...καλὴ κ(αὶ) κατὰ κανόνας ἐπικρατήσασα συνήθεια»; «κατὰ τὴν αὐτοῦ προπάλειον συνήθειαν»)34. Однако в чем собственно состоит этот «обычай», в грамотах не было сказано. А ведь за соблюдение «древних обычаев», в том числе права митрополита Киевского и всея Руси на почетный титул экзарха вселенского патриарха боролось и киевское духовенство, и окружение гетмана Ивана Самойловича35. Именно этот «обычай» вызвал серьезные споры на предварительных переговорах киевского духовенства и гетмана с московскими властями относительно поставления митрополита в Москве. В документах, относящихся к переговорам, не указано конкретное время появления этого «обычая», хотя известно, что впервые киевский митрополит назван экзархом еще в XIV в. [Vetochnikov, 2014].

Collapse )

И еще мой комментарий:
когда Кпльский патриарх именовал себя "началом и истоком", даруя Москве то патриаршество, то Киев - эти стамбульские автокомплименты мы спокойно принимали. Когда же же сегодня Варфоломей повторил их, но уже забирая назад один из своих даров, их же объявили еретическими.

И еще: за несколько лет до этого Кпль значительно урезал границы Киевской митрополии.

В 1672 году в ходе польско-турецкой войны (где гетман Дорошенко был союзником турок) турки захватили Каменец-Подольский. Ну, это между Винницей и Молдавией. И господствовали там 27 лет. Каменец стал столицей Каменецкого эялета. Соседний городок Шаргород был переименован в Малый Стамбул.

Так вот, в 1681 г., кпльские патриарх и синод отторгли от Киевской епархии Каменецкую епископскую кафедру. На нее был поставлен грек бывший лидорикийский епископ Панкратий, ставший митрополитом, ипертимом и патриаршим экзархом «всей Малой Росии». Панкратий, «митрополит Каменецкий, и Подольский, и всей Малой Руси, экзарх константинопольский» упоминается в документах до 1690 г.
http://www.pravenc.ru/text/1470091.html

Так что Москве Киевская митроплоии передавалась без Каменца, Подолья и Малой Руси...

И еще один тормоз заложен в том Томосе: намек на его вынужденность мусульманским внешним насилием: "еже и величайшее и державнейшее царствие, владеющее нами, повелева".

Как Киевская Русь стала Московской

Оригинал взят у patryot2010 в Как Киевская Русь стала Московской
Интервью с отцом Петром, игуменом московского Высоко-Петровского монастыря

....

-Можно ли говорить, что когда митрополит Пётр переехал в 1324 г. из Киева в Москву, то он фактически перенёс сюда столицу?

– Митрополит Пётр, следуя по стопам своего предшественника митрополита Киевского Максима, сначала переехал во Владимир. После разорения Киева этот город стал для митрополитов Киевских тем местом, где они останавливались во время путешествий по своей обширной русской митрополии. Поэтому для митрополита Петра, после того как он получил рукоположение в архиерейское достоинство и был возведён на престол Киевских митрополитов в Константинополе, было естественно переехать из Киева во Владимир. В то время опожаренный Киев уже лишился возможности быть центром коммуникаций Русской земли. Стольный Владимир же находился неподалёку от Твери, которая в ту пору была великим княжением на Руси – Тверской великий князь был и Владимирским князем.

– Что же побудило его переехать в Москву?

– Исследователи высказывают разные предположения – видят здесь и политическую, и духовную стороны. Святитель Пётр стал истинным национальным лидером, поскольку был лишён симпатии к отдельным князьям и отдельным землям Руси. Митрополит был уроженцем Волыни – сегодняшней Западной Украины, но жить он стал на севере Руси. Исследователи усматривают причину выбора Москвы митрополитом (по сути, передачи первенства из Киева и Владимира в новую столицу) в том, что он увидел в ней молодой город, не обременённый алчностью и политической борьбой, как иные. Город, имеющий внутренний потенциал для роста державного лидера, свободного от удельного провинциализма, который сможет вывести русский народ на путь политической свободы. А духовной свободой Москва стала обладать по факту пребывания здесь отныне главы Русской церкви.


Collapse )

Заявление Комиссии священного Кинота Святой горы Афон о диалоге между православными и антихалкидонит

Заявление Комиссии священного Кинота Святой горы Афон о диалоге между православными и антихалкидонитами (1994 г.)

Читателям портала и всем интересующимся церковной историей предлагается к ознакомлению перевод одного из исторических документов, который раскрывает тонкости отношений между халкидонскими и нехалкидонскими церквями.




И полемика на эту тему православного иеромонаха с инославными на Богослов.RU Ссылка

Христологический опрос

Poll #2082253 Христологический опрос

Чем Иисус Христос отличается от Бога Слова?

Человеческой природой
3(37.5%)
Новой сложной ипостасью
0(0.0%)
Человеческим лицом
0(0.0%)
Сложной природой
0(0.0%)
Сложным лицом
0(0.0%)
Ничем не отличается
5(62.5%)